Йорш... Бойцовские рыбки панк-рока!!!

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Йорш... Бойцовские рыбки панк-рока!!! » Трёп » История Punk движения


История Punk движения

Сообщений 1 страница 7 из 7

1

Каму влом читать НЕ ЧИТАЙТЕ! =)

Панк и все, что связано с ним у простого обывателя ассоциируется  с грязью, отбросами, гнильем,  и мало кто хоть как-то  связывает это  с протестом. Хотя панк культура, по сути,  зародилась как протест против богатых кварталов, против хилых «обдолбаных» хиппи,  мажоров, против правительства и ее органов власти, в общем, против всего, что было грязью, отбросами, гнильем человеческой цивилизации.

Все началось в Штатах в начале 70-х, в  Нью-Йорке, Чикаго, Детройте. Эта «волна панка» была практически не заметна, того времени панки собирались исключительно в гаражах, подвалах, подпольных клубах. На улицах городов можно было зачастую увидеть подростков, пугающих своим видом прохожих, распивающих спиртные напитки на виду у приличных граждан, шумящих и творящих всякого рода «беспредел». Но их было очень мало, недопустимо мало, для того чтобы их заметили по настоящему. Наиболее заметные группы «первой волны панка»: The Ramones, Television, Talking Heads, New York Dolls. Парни бунтовали, играли свою музыку, но дальше «пивных» дебошей это не заходило, общество к ним относилось снисходительно, мол, играются дети в хулиганов и пусть.

Так все и думали, пока гроза панк-рока не грянула над Великобританией. Англичане точно скопировали американцев - и ошеломили респектабельную, манерную Англию. То, что прошло в США не очень заметно, подняло за океаном бурю. А всему зачинщиком стал не особо известный содержатель лондонского магазина супермодной одежды и побрякушек Малькольм Макларен. В самом конце карьеры New York Dolls он подвизался у них в качестве менеджера, тонко уловил основные тенденции нью-йоркского прото-панка и решил использовать этот опыт на родине. Результат получился ошеломляющим. Назывался он - Sex Pistols.

Несмотря на то, что многое в британском панке действительно воспринимается с трудом, кажется диким, необузданным, подчас каким-то животным порывом, он видится закономерным явлением как в жизни современного общества, так и в рок-музыкальной субкультуре. Панк стал реакцией  «поколения без будущего» не только на нелегкие условия жизни и невозможность полной реализации духовных сил, но одновременно с этим и потребительско-мещанской сущности на интенсификацию общественно-политических и информационно-технологических процессов. Очень быстро он превратился в протест – форму, подходящую для любых столкновений на любой почве: идеологической, социальной, музыкальной. Поначалу напуганные властьимущие объявили панков хулиганами. Пресса начала против них "крестовый поход", показывая их как грязных, вонючих даунов, которые паразитируют на телеобщества.  Но когда хулиганят сотни тысяч, это называется по-другому - бунт. Причем бунт этот возник из трансформированного конфликта «отцов и детей». Поразительно: детей не устраивали именно те отцы, которые когда-то, 20 лет назад, повздорили с собственными родителями как в свое время и  рок-н-ролл.

Однако теперь все было куда сложнее. Старые мечты рухнули - новым никто не верил. Пришло время отчаяния, полного неприятия окружающего мира и нигилизма. При изобилии материальных благ ни у общества, ни у конфликтующей с ним молодежи не оказалось достаточно прочных моральных качеств для того, что бы воспользоваться ими во благо себе и всему человечеству. Это тоже послужило причиной возникновения панк-бунта.

В начале 1976 года добропорядочным англичанам показалось, что британская молодежь сошла с ума. Улицы наводнили толпы отвратительного вида подростков. В кожаных куртках и нарочито разорванных джинсах на коленках, со шпильками в ушах и кольцами в носу, бритоголовые или ощетинившиеся разноцветными шевелюрами, с размалеванными краской лицами и унитазными цепочками, перекинутыми через плечо на манер шарфа, они оккупировали подворотни, местные пабы и кафе. Они хулиганили в кинотеатрах, вызывающе вели себя по отношению к полицейским и задирали прохожих. Таким способом они спешили выразить свой протест миру, в котором родились и выросли. Иные формы протеста казались уже малоэффективными. Философия панков была философией «потерянного поколения», простой до предела: в свинарнике лучше и самим быть свиньями, здесь все загнило, все продается и покупается, деньги и власть идолы общества. Они окончательно решили, что изменить мир к лучшему нельзя, и поэтому на жизни и карьере в старом понимании этого слова был поставлен крест. Мир потерял смысл. Жизнь потеряла смысл. Будущего не стало.

Определяющим стало наплевательское отношение к окружающим и самим себе, установка совершать всегда только то, что хочется сию минуту. Мораль оказалась повернутой на 180 градусов: все, что считалось аморальным у нормальных людей, на улице становилось внешним проявлением «нравственности».
Высмеять все привычное и устоявшееся, разрушить создаваемое веками, раз оно на пользу не всем, а лишь тем, кто в бриллиантах, - так и пробила себе дорогу идеология панков - идеология противления злу бессильным насилием... над собой и окружающими.

Но здесь важно отметить, и об этом еще будет сказано ниже, что нового внес панк-бунт в молодежный рок-протест по сравнению с предыдущими годами и даже «первой рок-революцией». Удар наносился не только и не столько по знакомым «мишеням» - религии и так называемой буржуазной морали, что обычно выливалось в пропаганду секса и свободной любви, но и по основным общественным устоям вообще - истеблишменту, милитаризму, королевской семье и т. д.
Молодежь отказывалась жить по старым правилам, но не видела возможности построить свое общество, коммуны хиппи уже не катят, здесь надо все или нечего. Своими действиями они как бы говорили старшим поколениям – хватит нас учить жить, все равно от этого не будет толку, ваше время ушло. Начавшийся бунт перерастал в революцию.

6-го ноября 1975 года началась  панк-революция. В этот день в Лондоне в Колледже искусств Святого Мартина состоялось первое публичное выступление ансамбля с вызывающим названием Sex Pistols. Группа исполнила всего пять композиций собственного сочинения, после чего напуганный сотрудник колледжа вырубил электричество. Концерт длился 10 минут. Несмотря на неудачи, о Sex Pistols заговорили. В основном благодаря скандалам, которые сопутствовали появлению музыкантов в любых местах. Их ругали и костили, как никого еще не ругали и не костили в рок-музыке. «Мелоди Мейкер», ведущий английский еженедельник, обрушился на них с разгромной рецензией. Ответственный работник корпорации грамзаписи «WEA» Дейв Ди в интервью дал им такую оценку: «С музыкальной точки зрения это просто немузыкально. В том, что они исполняют, нет дисциплины - поэтому у меня не может проснуться любовь к ним. Я не думаю, что у этого направления есть хоть какое-нибудь будущее». А великий труженик рок-музыки Фил Коллинз небрежно отмахнулся: «Да у них просто нет таланта». Ну дык, а че они хотели: у них не только не было таланта - они играть-то на музыкальных инструментах умели кое-как. В этом и заключалась идея панк-рока! Они играли свои песни не ради музыки, или развлечения, или денег, а ради таких же, как они сами, уличных мальчишек и девчонок. Они одевались так же, думали так же, действовали так же. Плоть от плоти - улица. А кто же еще мог стать во главе молодежи, у которой остался лишь один лозунг: «Бороться против всего»? Нон-конформизм рок-н-ролла давно уже был забыт. Рок-ансамбли увязли в тоннах электроинструментов и другой аппаратуры, их опусы в домашних условиях невозможно было воспроизвести, как когда-то песни Beatles или Rolling Stones. Рок-музыканты 70-х из Yes, Genesis, Deep Purple, Led Zeppelin, Pink Floyd превратились в бизнесменов и жили в особняках, разъезжали в лимузинах под охраной телохранителей. У них уже не осталось точек соприкосновения с молодежью. 12-минутные гитарные соло или диско-танцы под фонограмму не имели никакого отношения к уличным пацанам или молодым безработным. Поэтому-то панк и предложил создать свой собственный альтернативный мир рок-музыки, который не требует десятков тысяч долларов на покупку дорогостоящей аппаратуры, не нуждается в контрактах с солидными звукозаписывающими компаниями, не заинтересован в продаже пластинок миллионными тиражами. Все, что требуется этой самодеятельности, - пара дешевых гитар да ударная установка: каждый, обладающий минимальными музыкальными способностями (хотя и это необязательно), может организовать ансамбль под крышей собственного дома.

Вехой в становлении британского панк-рока стал фестиваль, прошедший 20/21 сентября 1976 года в лондонском клубе «100». К этому времени лидер Sex Pistols Джонни Лайдон уже взял себе псевдоним Джонни Роттен и превратился во «врага общественности № 1», став одновременно лидером «потерянного поколения».
Первая же песня Sex Pistols, получившая известность, - стала эталоном для всех подражателей: «Анархия в Соединенном Королевстве». В диком темпе Роттен словно плевался словами:

Я анти-Христос,
Я анархист!
Не знаю, чего я хочу,
Но знаю, как этого добиться.
Я хочу уничтожать прохожих,
Потому что желаю быть самой анархией.

Ненависть к общественному устройству так и рвалась у него наружу. Он говорил: «Я хотел бы взорвать весь этот мир. Грязный, отвратительный мир...» Выступая по национальному телевидению, музыканты Sex Pistols сквернословили во время интервью, говорили гнусности. Добропорядочная, чопорная Англия была шокирована.

В первый год о панке много писали и говорили как о музыке безработных, высказывались мысли об атаке на систему. Но даже в среде самих панков особых иллюзий на сей счет не было. Джо Стаммер из Clash говорил так: «Рок-н-ролл - совершенно бесполезен. Никто из нас ничего не изменит. Пройдет несколько лет, и все будут, как и прежде, копаться в дерьме, а в свободное от этого занятия время пойдут и купят четвертый или пятый, а может быть, к тому времени и шестой альбом группы Clash. Рок ничего не в силах изменить. Но после того, как я это сказал - а я это сказал только для того, чтобы вы поняли, что у меня нет особых иллюзий, - я все же хочу попробовать что-то изменить. Главное, за что я борюсь - за персональную свободу. За право выбора». Лондон в период разгара панк-революции становится свидетелем появления целого ряда женских организации, которые заново осмысляют феминизм через трэш. Любительский журнальчик Shoking Pink превращается в один из символов этого дерзкого и альтернативного нео-феминизма.

Вивьен Вествуд, королева-мать направления панк в моде, изрезала майки своих друзей Малколма МакЛарена и Sex Pistols. На радиоволнах звучат Blondie, Patti Smith and the Banshees и Крисси Гайнд.  Появляется агрессивный и сексуальный женский рок.

В 1977 году в Великобритании счет панк-группам шел уже на тысячи. Быстро создавалась новая так называемая «независимая» система рок-индустрии. Появлялись маленькие частные фирмы грамзаписи - индиз (первые и самые известные из них - «Чизвик» и «Стифф»), начали выходить самиздатовские журналы - фанзины - с информацией о панк-роке. Но это все, даже мысли о возможной конкуренции, не волновали «большой» мир. Он испугался самой панк-революции и боялся только ее политического итога. Важно было привести его к нулю. В задачу входило погасить в панке его социальный, а вернее, антисоциальный заряд и выпустить пар вхолостую. Прибегнули к испытанному средству - поп-индустрии. Из панка сделали доходный бизнес. Поначалу знаменитые фирмы грамзаписи отвергали его: в ноябре 1976 года фирма «EMI» подписала контракт с Sex Pistols на 40 000 фунтов стерлингов, но в январе следующего года указала им на дверь. В марте «A&M» предложила 150 000 фунтов стерлингов, но уже на следующей неделе расторгла соглашение. А в мае их подобрала компания «Верджин». Теперь уже окончательно.

Эта молодежь оказалась сделанной из того же теста, что и все общество потребления: как скоро на горизонте забрезжили крупные деньги, барыши, панк погиб. Те, кто год назад с ненавистью грозили кулаком, вслед разъезжающим в лимузинах рок-звездам, теперь уже сами мечтали о подземных гаражах. Атрибутика стиля панк вошла в моду и производилась на конвейере. Индиз получили отдельную колонку в хит-парадах ведущих музыкальных изданий Великобритании.

Обработка общественного мнения пошла в том направлении, что, дескать, в любой системе нет ничего хорошего, пока ей не противостоит антисистема. Эта угроза просто необходима, чтобы доказать жизнеспособность самой системы и ее правильный путь развития. Панк - такая антисистема. И если бы система была плоха, панк смел бы ее. Раз ему это не удалось, значит система прекрасна. Молодежь - это наше спасение, нечто вроде сторожевой собаки. Панку подкосили ноги тем, что его разрешили и вывели из подполья. Никто больше не запрещал турне Sex Pistols, не отменял их концертов, не арестовывал тиражи готовых пластинок. Панк пустили на телевидение и эстрадные подмостки любых залов, помахивая перед носом пачками денежных купюр. Панк революция была  уничтожена.

Отсюда началась новая волна. Панк-рок начал деформироваться, изменяться, расчленяться по самым разным музыкальным, политическим, эстетическим направлениям. Появились десятки новых стилей со своими концепциями, новым художественным мышлением, видением мира, иными целями.  В конце семидесятых поднялась вторая волна бунта. В музыке и молодежном движении это был период упадка панкерства. Панк-рок, как это принято говорить, «продался» и полностью был пожран шоу-бизнесом. Но параллельно с уничтожением истинного духа панка, буржуазная поп-культура сделала его популярным во всех слоях общества, и в рабочих кварталах - где бунтарей из среднего класса не шибко до того любили - стали появляться свои панки. В это же время в Британии, лишившейся доходов из ограбленных колоний, случился глобальный экономический кризис. Правительство начало помаленьку прижимать привыкших, жить жирно, британцев за счет социальных пособий, рабочих мест и так далее. Вырос уровень безработицы, а тем, кто работал, стали меньше платить. В Англии начались беспорядки, демонстрации и все такое. При этом пришедшее к власти правительство Тэтчер усилило поступление в страну гастрабайтеров из бывших колоний, где жилось еще хуже. Тут-то молодые панки из погруженных в депрессию рабочих районов и стали искать козлов отпущения за все происходящее. Долго водить жалом им не пришлось - ребята из находившейся в то время на полном топе правой партии «Hациональный Фpонт» быстро объяснили злобной молодежи, что во всем виноваты именно ввозимые в страну пакистанцы и индийцы. Ну вот. Политика, одним словом. Подбили фашисты клинья к скинхэдам, подкинули им денег и литературы, и стали появляться и множиться правые скиновские группировки под лозунгами «White Power», «Британия Для Белых» и т.д. В создании образа скина-фашиста немало поучаствовала пресса. Журналисты не особо разбирались в ситуации, и для них,  все скины однозначно были фашистами. Об этом и писали. При этом, таков был социальный заказ - буржуям гораздо интереснее, когда рабочие парни бьют друг друга, чем задумываются о том, кто на самом деле виноват в причинах этих драк.
Так и закрепилось в массовом сознании, что скинхэды - это нацистское и расистское движение.  В те непростые,  появилось еще одна модификация -  Oi!. - это на кокни (жаргоне лондонских окраин) аналог нашего окрика «Эй». Типа «Эй, слышь». Этот музыкальный стиль образовался - легко можно догадаться - из смешения скинхэдского ска и панка. Веселая, пивная такая музычка, кстати, никакого отношения к нацизму не имеющая. То есть, конечно, в среде правых скинов существует достаточно групп, которые поют под OI! расистские текстовки, но ведь музыка здесь ни при чем, а слова то могут быть любые. А ведь основатели и самые известные до сих пор группы стиля OI! (Sham 69, The Business) имели явный крен влево, то есть пропагандировали не националистические, а социалистические идеи. Короче, одни за коммунистов, другие - против, все бьют друг другу морду и от былого скиновского братства остаются только воспоминания. Кстати, правые скины потихоньку, тоже, стали не больно однородны. Произошло разделение на течения White Power под лозунгом «White Pride World Wide» и соответственно - националистическое, то есть не за белую идею против черной, а за какую-то конкретную нацию (или несколько наций, понимаемых как арийские) против всех остальных. При этом, кстати, оба течения в Англии особенно не любили «паки» -пакистанцев, которые на островах представлены во множестве. Они фактически и являются основными врагами носителей арийской идеи в Британии, и это несмотря на то, что сами паки - этически как раз чистейшей воды индо-арии.  Вдобавок ко всему, после выхода в 1978 году  фильма режиссера Алана Паркера «The Wall» (Стена) по одноименному альбому группы Pink Floyd, в Англии появились еще и так называемые Hammerskins, слизанные с визуальных образов из этого фильма. В принципе, хаммерскины были близки к неонацистам, поддерживали APL (Анти-Пакистанскую лигу). Большинство скинов  между тем толкли свою старую идею - никакой политики!  Но было уже поздно. Деньги задавили скинов, как  и панков. Но победу  еще рано  было праздновать.

В шумихе политических разборок и крови тихонечко  формировался пост-панк - направление, попытавшееся расширить рамки панк-рока, полнее раскрыть его потенциальные возможности в музыкальном и эмоциональном планах. Недобитые панки повзрослели,  побрили головы, и ушли в скины или же занялись антигосударственной деятельностью, но многие, перестав бунтовать, жили обыденной жизнью.

Уже с 1978 года группы Stranglers, Squeeze, Pretenders, Public Image Limited попытались обогатить скудный музыкальный запас панка новыми элементами: кое-где стали звучать соло-вставки на отдельных инструментах, иногда резко усложнялась композиционная структура песни, в некоторых случаях появились клавишные инструменты и синтезаторы. Продолжительность звучания музыкальных номеров увеличилась. Создалось даже такое впечатление, что изменился сам подход исполнителей к творчеству. В него стало вкладываться больше смысла, больше творческих идей. Почти сразу пост-панк разделился на две части. В Великобритании многие группы исполняли мрачноватую и невеселую музыку, отличающуюся определенным синтезаторным фоном, различными шумами и индустриальными звуками, что вполне соответствовало популярной в их среде эстетике гнетущей полумистики. Некоторые музыкальные приемы эти ансамбли черпали даже из арсеналов средств выразительности арт- и хард-рока. В основном эта музыка должна была, по всей видимости, символизировать подавленность человеческой индивидуальности в современном мире, шизофрению и всеобщий апокалипсис в красках средневековья. Это направление пост-панка получило собственное наименование: специалисты обозначили его как холодная волна (cold wave). За океаном, в США, возобладали несколько иные тенденции. Во-первых, там существовали давние традиции народной танцевальной музыки, и во-вторых, при всех обстоятельствах на первое место всегда выдвигалась развлекательность. Поэтому американский пост-панк обладал большей напористостью, эклектичностью и даже танцевальностью. Так, например, в репертуаре лос-анджелесского коллектива X сочетались и рокабилли, и хеви-метал, и кантри с добавлениями, естественно, панк-рока, а также знаменитого звучания электрооргана группы the Doors (клавишник Doors Рей Манзарек продюсировал альбомы группы X и не отказывал себе в удовольствии подыграть своим подопечным на их пластинках).

Со второй половины 70-х годов начал формироваться Хардкор как результат слияния панк-рока с хеви-метала в разных композициях, в зависимости от желания музыкантов, преобладали черты то одного, то другого стиля. Однако в окончательном виде хардкор возник в США, а именно в Вашингтоне, в конце 70-х годов. Его приверженцы решили придать ему статус «ответа на британский панк-рок, как направление, «спертое» у них британцами. Среди первых известных групп были Minor Threat, DOA, Bad Brains, Black Flag, Government Issue. Очень быстро хардкор распространился по всей Америке, затем стал популярен в Европе и даже в Великобритании. В музыкальном плане это был убыстренный панк-рок с более мощным насыщением звучания, берущим начало в незабвенных композициях Black Sabbath, с явными хард-роковыми риффами. Среди групп выделялись резко политизированные Civilised Evil и отличающиеся здоровым и не здоровым юмором MOD. Хардкор в целом уже сложился как течение, причем проявил себя как монолитное явление. Очень короткие песни в диком темпе, звучание которых представляет полную какофонию, сочетающуюся с импульсивностью рок-н-ролла, - с музыкальной точки зрения; полный набор панк-нигилизмов - с точки зрения текстов песен; а также пренебрежение к успеху, к деньгам, к славе - вот суть хардкора, который проявил себя не просто как некоммерческое предприятие, а скорее как антикоммерческое. В конце 80-х годов среди, наиболее известных команд хардкора были: Flipper, Napalm Death, Terror, Meat Men, Suicidal Tendecies, DRI. Позже эту  тему перехватили такие команды как Pantera, Koяn, SOAD.  Но история повторяется вновь, получив популярность новое направление, захлебывается в комерции.

Теперь мне бы хотелось рассказать, наверное, о самом гнусном в истории панк-культуры – гранже. С музыкальной точки зрения "гранж" есть производное от синтеза панк-рока, тяжелого металла и героинового мироощущения. Колыбелью "гранжа" стал Сиэтл. В конце 80-х в подвалах и пивных этого американского города буйствовало несметное количество групп, напоминавших друг друга музыкой и имиджем. Звучание у них у всех было "хардовым", в текстах воспевался суицид, а одежка первых "гранжистов" состояла из светлых джинсов, клетчатых рубах и кедов.

В Сиэтле, в 86-м году выходец из Чикаго Брюс Пэвитт на одолженные деньги сколотил независимую фирму грамзаписи Sub Pop. Точно так же назывался панковский фэнзин, который он издавал раньше. Это стал первый лейб который начал выпускать гранж. Неожиданно, без всякой рекламной раскрутки, локальный лейбл замечает международная музыкальная пресса. Немецкий журнал SPEX объявляет Sub Pop лейблом года Коммерческий успех похоронил альтернативную идею. Влияние нового стиля распространилось даже на кино и моду. Известный дизайнер одежды Марк Джекобс весной 1993 года создал коллекцию, название которой дал grunge look. Продолжался весь этот общественно-культурный ажиотаж сравнительно недолго. Несомненно, одним из наиболее заметных явлений «альтернативной» музыки рубежа 80–90-х стал гранж (grunge), сконцентрировавший в себе все деструктивное, что только было в панке, пост-панке, хардкоре и металле.  Грязные, яростные аккорды гитар, резкий и одновременно вязкий саунд, упрямо-допотопные риффы, надрывный вокал (с совершенно специфической, слегка «гнусавой» окраской), резкие динамичные контрасты; какая-то неприятность, неприкаянность, депрессивность в музыке и в текстах – вот что отличало «классических» гранжевиков. Вместе с тем гранж был пронзительно, душераздирающе лиричен и на удивление мелодичен. Решающую роль в истории гранжа (и всей «альтернативы») сыграл диск Nirvana "Nevermind" (1991), получивший бешеный коммерческий успех. В этом же году на вершины чартов взлетел и дебютный диск Pearl jam, также считающийся одним из «величайших» альбомов гранжа. Впрочем, Курт Кобейн вряд ли предполагал, что его песни будут иметь столь оглушительную популярность, и не стремился к ней. Возможно, именно несоответствие «внешнего» статуса его внутреннему мироощущению послужило одной из причин самоубийства этого талантливого музыканта в апреле 1994 года.  Однако идеи гранжа не были забыты, развиваясь с середины 90-х в русле «радио-дружественного» пост-гранжа. Гранж примечателен уже тем, что не принес ничего инновативного в музыку, и тем не менее считается самостоятельным стилем.  Большинство известных гранж-групп могли бы с равным успехом существовать и в 70-ые годы. Очевидно, что секрет популярности гитарного рока из Сиэтла находится вне поля музыкального новаторства. Гранж появился в момент глобального политического вакуума. Конфликт между Западом и Востоком казался исчерпанным, молодёжь обратилась к личным проблемам и неврозам. Поп-музыка тех лет звучала стерильно и искусственно, в моде было разнузданное позёрство, аляповатый шик и кокаин. В этом смысле «гранж» был явлением прямо противоположным. На подмостках бесновались простые парни в драных джинсах и клетчатых байковых рубашках и пели мелодичные рок-баллады о ненависти и разочаровании. Пели неравнодушно, чем выгодно отличались от мэйнстрима, но избегали при этом, в отличии от панков, какой-либо социальной или политической аргументации.

Самым негативным последствием этой моды стало то, что главный наркотик рок-субкультуры 80-ых - кокаин, сменяет куда более опасный героин. Почти все звёзды гранж-сцены сидели на игле, а с ними их друзья и подружки. Наркотики и неожиданная слава сломили Кобэйна.  Стиль "гранж" хотя и отошел на десятое место в "табели о рангах" молодежной музыкальной моды, по-прежнему любим и уважаем тинэйджерами. В особенности теми, что проживают в российской провинции.

Ныне же стал довольно сильно развит пост-гранж. Представителями этого направления стали: NickelBack, Staind, Creed, Puddle of Mudd. По прошествии бурных лет большинство вчерашних бунтарей в США обременили себя мещанским материализмом, включающим в себя работу менеджером, семью из двух детей, надоедающую своей недалёкостью жену и тоскливую ностальгию по безвозвратно канувшему в лету бунтарству. Данная картина не претендует на догматическое изображение последствий, но всё же частично передаёт существующее положение вещей. Надо признать, что в бывшем СССР картина немного иная, но лишь настолько, насколько американский жизненный менталитет отличается от совкового. Но об этом  попозже. О чём думали герои гранджа, провозглашая новую революцию? На этот вопрос ещё могут ответить оставшиеся в живых апологеты движения. Но, глядя на их теперешнюю апатию и вялую отрешённость, с трудом веришь, что они ещё что-нибудь помнят. Хотя, кто знает... Тот же Vedder вполне мог бы рассказать массу интересного. Неизвестно, для кого бережёт он сокровенные мысли, но можно предположить, что современная американская культура журналистики вряд ли заинтересуется теми, кого всё реже и реже встречаешь в масс-медиа. Не вдаваясь в историю и не особо ковыряясь в белье лидеров движения все же можно сделать некие интересные выводы. Абстрагируясь от давления лирики и личностной харизмы великих деятелей гранджа можно трезво взглянуть на это явление. Чем по сути дела явился грандж в 1991 году? Для существовавшей субкультуры он явился откровением. И это несомненно. Это была революция, а само понятие революции подразумевает призыв к новым вершинам, излом старых понятий и новую постройку сознания. Гранж пришёлся на "последний всплеск" 20 века, на завершающее десятилетие. Слащавость и отдающая клубами "голубых" вульгарность 80х выродилась и требовала завершающего аккорда, способного раздавить ей хребет раз и навсегда. Светлая вера в прогресс, всеобщее счастье и дальнейшее процветание наций вылилось в беспросветный материализм и всё усугубляющееся мещанское самосознание. И вот тогда, именно в это время, взращенный на накопившейся ненависти, подростковых комплексах и необузданной энергии нового поколения разрывающим связки хриплым криком оповестил мир о своём рождении грандж.

Грани прошлого неизменно режут самоосознание будущего, ибо нет смысла оспаривать аксиому о взаимосвязанности и кармической преемственности поступков прошедших, настоящих и будущих. На изломе жизни, какой был в начале 90х, всё казалось совсем иным, и не столько внешние факторы определяли мироощущение, сколько внутренняя оценка и восприятие были иными. Можно предположить, что психологическая культура молодёжи переживала излом, и на грани этого излома поднялась волна непревзойдённого вдохновения, всплеска животной боли и ощущения ежесекундного конца. Здесь надо основываться на тонком эмоциональном восприятии, на тех ощущения, которые вызывает совокупность звуков, созвучие слов, воплощение мыслей героев гранджа. Тематика на первый взгляд бесконечно разнится, но это только на первый взгляд.  В качестве основополагающей лирики всех коллективов можно назвать тему насилия. Здесь имеется в виду не столько уличное насилие, сколько каждодневное надругательство и изнуряющее самоограничение под давлением законов общества. Тексты Кобейна показывают предельный надрыв и крайнее страдание, прежде всего автора. Кто-то видел в текстах пророчества, кто-то растаскивал их на афоризмы, кто-то жил по ним, для кого-то это было новой Библией. Но были и такие, кто не видел в текстах ничего кроме так называемой «музыки слов», то есть музыкальности произношения и пропевания букв и слогов. И надо признать, что таких людей было очень и очень много. К подобным вещам трудно подобрать определение, но то, что не имеет чёткого определения и членораздельного объяснения всё равно существует, существует независимо и автономно. И только изредка, по неизвестным нам причинам, оно посещает некоторых из нас, делая их на краткий миг богами и запечатлевая их творения в истории человечества. Музыка. Сплетенье звуков разной высоты. По сути дела так? Да, это определение будет верным, но ничего не прояснит. Нужно услышать её и только тогда можно будет говорить о ней с пониманием. Это был кусок времени, реально привнесший в жизнь творческую гениальность в различных жанрах музыки и не только, заложив собой основы будущих течений и развитий. Несколько лет – мгновение в потоке вечности – подарили новую философию жизни - бессмертные сплетения нот. Да, и какой же будет вывод из всего этого? Резонный вопрос. Трудно сказать. Любая черта порождает однобокость и неполноценность смысла. Может быть в этом случае стоит воздержаться от вывода, дав каждому индивиду свободу восприятия и какой-либо оценки. Философия понятий похожа на жидкость с высокой степенью текучести. Проникая во все щели предмета, она находит ходы ради своей свободы. Самым поразительным оказался тот факт, что большинство ценителей гранджа продолжает считать, что грандж и гранджевая культура живы. Да, нельзя не согласиться, что на сегодняшний день имеется определенное число людей, которые слушают, играют и пропагандируют это направление. Но, это уже не полномерное и не всеобъемлющее движение, каким оно было в начале-середине 90-х. Трудно сказать, можно ли здесь говорить о смерти или о жизни, но факт остается фактом – времена изменились. Апологеты мертвы, кто физически, кто творчески. Законодатели стиля во многом отошли от корней и золотых традиций. И теперь можно говорить лишь о жизни видоизмененного стиля, осовремененного и разбавленного модными течениями, изменившейся психологией новых поколений, новыми ценностями и идолами. О бунтарстве больше речи не идет. В первую очередь о бескорыстном, глубоко искреннем и проистекающем из души бунтарстве, противопоставлении внутреннего мира миру внешнему. Старый девиз "against world" потерял свое подлинное значение. Новые герои, чьи ноги растут из золотых творений 90-х, пропагандируют другие ценности. Их основа – возвращение к первобытности, к теории выживания сильнейшего за счет убийства более слабого. Да, и при этом не стоит забывать о прибылях и маркетинговых исследованиях рынка слушателей. Гранж в своей основе – музыка саморазрушения, современная музыка – музыка внешнего разрушения. Двигаясь дальше в процессе мнимой самоэволюции, становится заметно как легко и быстро течет время. Еще совсем недавно те, кто слушал грандж, были в авангарде революционной моды. Эта музыка, эти рубашки лесорубов, эти кеды и поношенные джинсы, эти футболки поверх толстовок, эти люди и события… И вот, и десятилетия не минуло с того времени, как начинаются ощущения ветеранства и музыкального ретро. В таких общественных отношениях, какие исповедуют люди невозможно нормально жить, показывая подлинную материю своей духовности. Потому что она будет попрана, осмеяна, оскорблена и унижена теми, кто выбрал поражение и сдался. Истинное лицо человека – его творчество. И всякая фальшь будет в миллионы раз более явственна, когда человек пытается солгать в творчестве. Но только настоящие личности выносят на сцену и предъявляют людям кровоточащее подлинное «я», обнаженный дух, поражающий своей силой естественности и справедливости веры и смерть панков и скинов  в борьбе с государством за право быть самим собой. А также наркотическая и алкогольная депрессивность, психопатические припадки гранжеров, подтверждают их подлинное, окровавленное противоборство с окружавшим их миром.

Вот и все как бы  можно было бы, и закончить, но напоследок  хочется сказать  пару слов.

ПАНК НЕ УМЕР! У панк культуры есть все: стиль, пресса, обычаи. Все, кому есть – что  сказать вольны выражать себя и выпускать музыку, или журнал, пусть даже он написан от руки и размножен на ксероксе. Существуют также литературные панкзинм, во многих печатают стихи и редакционные статьи. Для панк-моды, какой бы она не была (а многие панки принципиально против моды), характерны черный цвет, тяжелые рабочие ботинки и короткие или необычные прически (гребни, всклокоченные волосы или скинхедовская стрижка наголо). Иногда волосы красятся в необычные цвета. Внешний вид, однако, весьма разнообразен: не одежда делает панков панками. Как субкультура, панк, заряжается чудесным творческим, динамичным напряжением между ценностями общества и ценностями индивидуализма. Это общество нонконформистов, которые думают за себя, но поддерживают друг друга. Это очень пестрое собрание, взгляды которого нередко противоречат, которое стремится усилить связи друг с другом и в то же самое время сохранить различия. Панк безжалостно реалистичен и одновременно идеалистичен до мозга костей. Носитель панк-этноса ,его перспективы, ценностей, позиции, обычаев, традиций,  должен  не беспрестанно образовывать последующие волны новичков, многих из которых привлекают сенсационные репортажи в mass media, или же подростковые проблемы толкают подростка встать по другую сторону общественный устоев. Первая цель панка это борьба. Многие мои товарищи говорят: «Мы не сектанты, мы вольное братство, нам не нужны тупоголовые последователи. Каждый панк индивид. Заниматься специально пропагандой панка  значит не быть панком. Образ жизни  и поступки вот истинная пропаганда панка».

Я полностью с этим согласен. Сила не в количестве а в качестве.  Не смотря  на  стереотип сложившийся в народе панк в первую очередь образованный человек, ведь он должен знать с чем и как бороться. Познания его обширны от экономических до технических наук. Когда в панк-среде возникает какое-либо новое течение, присущие панку бунтарство и дух сопротивления немедленно порождают оппозицию этой моде. Таким образом сохраняется разнородность. В настоящее время среди самых популярных течений в субкультуре панка находятся политика анархизма, увлечение скейт-бордом, вегетарианство, алкоголь, психоделические препараты, оппозиция  по отношению к двум последним,  борьба за права животных, феминизм, антирасизм и интернационализм. Что такое принципы панка? Конечно, существует огромное разнообразие, и, возможно, никакой отдельно взятий панк не отвечает чистому архетипу, но, по-видимому, панк вообще обладает следующими характеристиками: Неравнодушие, предпочтение столкнуться скорее с враждебностью, чем с самодовольным безразличием. Близость к рабочему классу стилем и позицией, хотя и не всегда социально-экономическим происхождением. Несогласие, абсолютный реализм, направленность просив эвфемизмов, лицемерия, напыщенных фраз, желание столкнуть, людей носом с реальностями, которых они не хотят признавать. Сердитость, агрессивность,  жестокость, драчливость - однако это поза вытекает из внутренней ранимости, ибо панк  тщедушен, беден и бессилен и очень хорошо это осознает. Скептицизм, особенно по отношению к властям, романтике, бизнесу,  средствам массовой информации, обещаниям и будущему. Социальный критицизм, неравнодушие к политике,  анархизм, антимилитаризм. Свободное выражение чувств, подвергаемых цензуре в вежливом обществе. Презрение к респектабельности и карьеризму. Склонность к ночному образу жизни. Развитое чувство юмора и ирония, часто по отношению к себе. Тяга к уму и насмешка над глупостью. Открытая сексуальность, нередко непристойность. Враждебность к официальным религиям, но не редко глубокая духовность. Анти организованность и спонтанность, но крайняя энергичность. И - превыше всего - честность. Панки - отщепенцы по собственному выбору, по привычке или необходимости, которых тошнит от намудренных ценностей общественного порядка. Возможно, панки не в состоянии изменить мир, но они преданы идее создания общества инакомыслия и эксперимента, и  полны решимости не идти ко дну вместе с нашей утопающей цивилизацией без вопля протеста, сердитого потрясения кулаками и проклятий бесчеловечным богам наверху.

Большинство панков фанатично борются против  мирового заговора капитализма. (Например: есть миллионы людей, которые едят напичканное вредными пищевыми добавками пищу - это обман, а есть места, где это все происходят и эти места пользуются популярностью во всем мире и это пресловутый капитализм). Также ведут войну  против фашизма -  ведь анархия, которую пропагандируют панки полная  противоположность строгому фашистскому порядку.

0

2

и это я ещё большие посты пишу)))

0

3

жескаЧ наХ!

0

4

эм...почитаю на досуге))))

0

5

Над мне самому распечатать и прочитать =)

0

6

блин, лень читать, кто прочитает отпишитесь в кратце ))))

0

7

ээээээ.... че ебунлись заебусь чтать xD

0


Вы здесь » Йорш... Бойцовские рыбки панк-рока!!! » Трёп » История Punk движения